Успешный путь

E-mail

Интервью с председателем Аграрного союза Украины Геннадием Новиковым

Зарубежный опыт использования логистики уже давно доказал ее эффективность, особенно в аграрном секторе. Потери зерна при неэффективной логистике могут достигать более 15% годового урожая и выражаться в миллионах тонн потерь. О положительных процессах при условии успешного развития отечественной агрологистики узнавал FOOD T&E.

За последние годы внимание аграриев все больше привлекает логистика как весомый инструмент для сохранения порядка и стабильности в аграрном бизнесе. Действительно, в развитых странах мира логистика сегодня применяется практически в каждой отрасли.

– Геннадий, как Вы оцениваете мощности по хранению зерна в Украине? Насколько качество услуг соответствует их стоимости?

– Ежегодно Украина собирает около 62 млн тонн урожая зерновых, при том что имеющиеся у нас сберегающие мощности рассчитаны лишь на 38 млн тонн. При этом не учитываются условия хранения для таких культур, как соя, подсолнечник, рапс и другие. Сегодня это решается так: предприятия переоборудуют животноводческие и другие помещения, где пытаются выполнить основные требования по хранению зерна. Длительное хранение продукции в специально не предназначенных и не оборудованных для этого местах неэффективно, ведь качество продукции становится гораздо хуже, чем при хранении в элеваторах. Сохранение культур, требующих последующей доработки – сушки (это касается кукурузы, позднего подсолнечника, сои), вообще не представляется возможным в не предназначенных специально для этого помещениях. Аграрный союз Украины подсчитал, что в прошлом году при отсутствии у товаропроизводителей сберегающих мощностей и сушек только на продаже кукурузы и подсолнечника мы потеряли более 10 млрд грн. При отсутствии отлаженной логистики эти средства становятся добычей посредников и спекулянтов.

– Существует необходимость в строительстве новых элеваторов. Каким критериям они должны соответствовать?

– Конечно, за 10 млрд грн можно построить 350 элеваторов мощностью приблизительно 25 тыс. тонн. Если строительство будет проходить на корпоративной основе, это даст возможность задействовать интересы сразу нескольких хозяйств и сэкономить средства. Мы лоббируем отдельную корпоративную логистику и работаем с инвесторами над ее созданием. Предполагается, что она будет проходить от поля до порта. Такое развитие логистики даже на 5–10% от валового сбора позволит удерживать стабильную индикацию цен. Поскольку цена формируется по себестоимости, мы будем вовремя осведомлены. При этом, если товаропроизводителям будут предлагать завышенные цены на сельхозпродукцию, мы будем публиковать эти цифры в открытом доступе на информационных ресурсах, что непременно скажется на восстановлении справедливости для всех участников рынка. К примеру, на Западе от общей себестоимости товара производитель получает не менее 65% прибыли. У нас же эта доля составляет всего 35–38%.

– Каковы ваши предложения по поводу корпоративной логистики?

– Мы ищем партнера-инвестора, чтобы совместно создать элеватор с кооперативом, прибыль от которого будем делить 50% на 50%. Планируется, что совместная эксплуатация элеватора поможет избежать «дуриловки», учитывая финансовые интересы как производителей, так и трейдеров. Сейчас ведутся переговоры с австрийскими и китайскими компаниями-партнерами. Если все-таки будет преференция по предоставлению гарантий под эти проекты, то это абсолютно беспроигрышный вариант и в области становления развития логистики, и в защите интересов всех участников рыночной цепи. Тем более что вложенные в строительство элеваторов средства окупятся в течение двух лет.

Рапс очень «капризен» в процессе хранения, поэтому товаропроизводители стараются его сбыть сразу. Но не надо считать, что, если, допустим, производится около 100 млн тонн продукции, то те же 100 млн тонн будут подвержены хранению. Элеватор нужно загружать последовательно, но оперативно. При этом товаропроизводители будут, с одной стороны, конкурентами, с другой – индикаторами. Мощности по сушке обязательно должны присутствовать в хранилищах, и они окупаются. Руководители сельхозпредприятий будут договариваться между собой о том, кто и когда собирает урожай, формировать очереди, в то же время следить за прозрачностью и ликвидировать возможность осуществления переплаты.

– Сейчас много говорят о перспективности перевозок реками. Каковы перспективы развития речного транспорта в Украине?

– В мире речной транспорт дешевый. Поэтому не использовать украинские водные ресурсы – это предательство национальных интересов. Министерство экологии и природных ресурсов Украины, к сожалению, недостаточно влияет на развитие и становление речной инфраструктуры, при том что в Украине можно осуществлять перегрузку барж прямо на рейде. Возможность перегрузки в рейде «разгрузит» портовые мощности, и благодаря этому появится множество возможностей. К примеру, логистические затраты будут вдвое меньше: на сегодняшний день это в среднем около 150–200 грн за тонну. При учете, что это одна из 63 млн тонн нашего урожая зерна, получится довольно приличная сумма в 6 млрд грн. За эти деньги, условно говоря, можно вырыть новую реку! Это действительно то, что необходимо сделать.

– Как Вы считаете, насколько автомобильная инфраструктура Украины удобна для перевозок зерна?

– Автопарк, который существует сегодня в Украине, не пригоден для этого, как и наши дороги. Я считаю, что через 5–10 лет можно выстроить основные дорожные магистрали, способные выдержать загрузку. Сейчас же преградами становятся все те же перегрузки транспорта, которые влекут за собой повышение цены за перевозку. За счет этого товаропроизводители больше загружают продукцией машины и дают взятки, чтобы пустить их в ход.

– Какой вид перевозок возможно радикально улучшить на данный момент?

– Радикально можно повысить эффективность железнодорожного транспорта за счет зерновозов, за счет оптимизации логистики в цепи «элеватор – внутренний порт», чтобы ходили зерновозы-поезда. Вот тут уже существующий инструмент можно совершенствовать. Этим видом логистики до сих пор никто не занимался. Я считаю, что за месяц эффективной работы можно изменить ситуацию к лучшему. При этом железная дорога может повысить качество перевозки на 30%. Наступит улучшение в количестве зерновозов, их размерах, грузоподъемности.

– Какие виды перевозок Вы считаете наиболее перспективными?

– У нас есть два перспективных направления: железная дорога и речной транспорт. «Гранитные» преграды для их развития тоже есть. Я считаю, что инфраструктуру нужно строить на реках. Этот процесс будет достаточно быстрым. Я вижу большую перспективу для развития речного транспорта в Украине. Возможно, за два-три года ситуация изменится в сторону развития речной логистики.

 

Подготовила
Анастасия Арасланова-Абраменкова

 

 

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

Баннер
Баннер
Баннер